реклама >>> Реклама на jobs.al.ru <<< реклама
Вакансии Резюме Объявления Каталог Статьи о работе
Главная

Вакансии

Резюме

Прочие объявления

Добавить вакансию

Добавить резюме

Добавить в прочее

Как устроиться? Материалы, статьи, информация

Каталог "Работа"

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

БЕЛАЯ ВОРОНА ХУДЕЕТ

Архив новостей
06-10-2001 11:55:09 Автор: "Iностранец", Москва
БЕЛАЯ ВОРОНА ХУДЕЕТ

Личный опыт

Вика Евдокименко

В незапамятные времена ветры перемен занесли мою семью на Мальту, в то время довольно провинциальную и заброшенную. Обзаведясь домом и заселив туда бабушку с дедушкой, родители помахали мне ручкой и сбежали обратно в цивилизованный мир (если это словосочетание применимо к России). Старшее поколение взяло меня под свое крыло, неосознанно, но убежденно вдалбливая в меня привычные совковые стереотипы:

1) советское образование - лучшее в мире;

2) учителям надо все время доказывать, что они не правы по жизни и предмета своего не знают, а мы, умные русские ученики в возрасте 10 лет, можем их поправить;

3) хулиганов из школы должны выгонять под давлением коллективного письма.

Вскоре страшная тень переходного возраста подкралась к счастливому дому. Мне стало тесно в когда-то уютных стенах. Тут и родилась идея учебы в Англии. Самостоятельная жизнь была тогда пределом моих мечтаний, и при первой же возможности я схватилась за Англию. А когда мне вручили каталог английских школ, я буквально вцепилась в страницу с так называемой Stage School. Там предлагалась программа четырех видов танца, музыки и театра, с академическими занятиями явно на второстепенных ролях.

Еще с раннего детства пара ролей в маленьких школьных спектаклях вселили в меня надежду, что из меня может получиться музыкальная актриса. Родители рассказывали мне о светлом будущем в бизнесе и маркетинге, но скоро поняли, что перечить мне бессмысленно. Чтобы изобразить хоть какое-то сопротивление, они в Англии таскали меня в бесчисленное количество других школ, после посещения которых я снова начинала ныть, что мое будущее - театр.

Наконец, пришло время осматривать школу, название которой уже успело стать нарицательным в нашей семье - Arm Educational School. Пройдясь по просторным танцевальным студиям и шикарным коридорам с люстрами и высокими потолками, я изобразила восторг. Ххоть меня немного и смутило отсутствие там учеников противоположного пола, но мое решение было твердым. А школа оказалась не совсем тем, что я ожидала. Любимые уроки были для меня ежедневным удовольствием. Но подруг я себе нашла не сразу, одноклассники позже признавались, что вообще не догадывались о моем существовании в первые два-три месяца учебы, так, слышали что-то о маленькой русской с длинным именем, которая хранит абсолютно все вещи в целлофановых пакетах.

Очень скоро стали возникать многочисленные конфликты с царапинами, пощечинами и даже бросанием тяжелых предметов. Обычно в этом участвовала моя одноклассница Эдвина (известная наличием перепончатых пальцев на левой ноге), и мне не повезло - я попала в радиус действия ее длинных конечностей. Наши поединки продолжались примерно два месяца. Поскольку занимались мы в большинстве своем пением, танцами и театральным искусством, то и мыслили соответствующе. Страсти кипели почти мексиканские, и уйма времени у меня уходила на примирение разъяренных подруг, пытающихся выброситься из окна или перерезать себе вены моими ножницами. Как ни странно - ни драки, ни растянутые мышцы, ни завистницы не заставили меня запроситься домой. Моя впервые обретенная независимость была мне вполне по душе, хотя доставалась тяжело. После пары царапин и отдавленных пальцев мне удалось отвоевать свое право на место под солнцем.

Но тут вдруг я оценила родительскую идею о поступлении в Oxbridge. В глубине души я отлично понимала, что после Arm Educational School мне в лучшем случае светит роль в мелком спектакле в West End. Я приняла очень сложное решение. После всего пережитого ради того, чтобы стать своей среди поющих и танцующих англичанок, я уходила в новую школу, где меня, возможно, опять ожидало все то же самое.

Каким-то чудом, почти вслепую (мама забыла мне сказать о наличии вступительных экзаменов) судьба закинула меня в Sevenoaks School, одну из самых академически сильных школ в Англии. При первом посещении контраст шокировал меня. Я поняла, что школа, в которой я провела последний год, вселяла в этих (иногда совершенно бесталанных) девчонок бессмысленные надежды, и спасибо родителям, которые выудили меня из толпы, дружно идущей к безработному будущему.

Мне было тринадцать, и я была совсем не готова к тому, что ожидало меня в Sevenoaks. В сентябре в школу приехал из Москвы толстый и довольный жизнью ребенок - впечатление я производила довольно странное: громкий и дикий характер, две кудрявые косички и джинсовые шорты. А если к этому прибавить еще кодовое слово "русская", то для англичан я полностью соответствовала стереотипу: "минус сорок круглый год, белые медведи, шапки-ушанки, водка и коммунизм".

Первый раз зайдя в мою комнату (по обычаю опоздав на полтора часа) и поймав брезгливые взгляды одноклассниц, я поняла, что здесь мне придется нелегко. В этой школе я была далеко не единственная иностранка, но мои привычки и бешеное желание выделиться сделали меня идеальным объектом для бестактных шуток и насмешек. В Arm Ed боялись со мной общаться, чтоб ненароком не обидеть, а на новом месте я скорее была огромной белой вороной, которую можно безнаказанно трепать.

Хуже того, в первом семестре меня поселили с бескомпромиссной английской леди, такой же громкой, как и я, и мы, естественно, не сошлись характерами. Симпатии масс были отнюдь не на моей стороне. Дженни быстро поняла, что оглушительными разборками со мной можно легко нажить себе популярность, и начала устраивать словесные ссоры, которые плавно переходили в разбрасывание моих вещей по жилому пространству и уродование моих мягких игрушек воском для эпиляции волос. Эти шоу собирали зрителей со всех уголков общежития, привлекая даже изумленных старшеклассниц, приходивших посмотреть на очередную расправу с редким экземпляром русской фауны. Я относилась к этим концертам философски. После моего опыта в Arm Ed я отлично знала, что надо пережить стадию, когда тебя рассматривают, как экзотического зверя в зоопарке, а потом люди, быть может, решатся на более близкое знакомство.

Постепенно мои надежды стали оправдываться: через пару недель я обнаружила, что в моей тяжелой борьбе за выживание у меня все же есть соратники, главным образом иностранки, которые усвоили-таки, что умом Россию не понять. У них было столько собственных странностей, что встреча со мной не была для них большим культурным шоком. Главными персонажами в комнате являлись:

- индуска - в то время девушка самых честных правил, довольно религиозная и консервативная, с которой у нас круглосуточно происходили дебаты на темы вроде: секс до брака и стоит ли пить и колоться;

- пакистанка (мама боливийка, папа канадец), тихое существо непонятной национальности, говорящее на четырех с половиной языках (все родные);

- и шведка, миролюбивая дочь дипломата, готовая на все, чтобы прекратить круглосуточный ор и войну с химическими атаками дезодорантов.

Интересный феномен: наш курс разбился на три хорошо различимые группы. В первую и самую высшую категорию так называемой "популярности" входили в основном англичане, в особенности те, кто не был новичком в школе. Сильное стадное чувство ставило перед каждым цель попасть в этот разряд популярности, чей lifestyle был желанным и запретным плодом для изгоев. Следующие два стада состояли из отвергнутых иностранцев, проводивших учебное время в попытках внедриться в вышестоящую касту. К сожалению, понимание этой истины пришло ко мне только во втором семестре, когда все группы уже успели сформироваться и окрепнуть. И опять, как и в прошлой школе, некоторых одноклассников я даже не знала в лицо, а они догадывались о моем существовании только по сплетням, так что иногда из разговоров с чужими людьми я узнавала о себе много нового и интересного.

Тем временем занятия были в разгаре, и ситуация складывалась довольно нестандартно. Меня с детства приучили относиться к учебе серьезно, к чему английские учителя явно не были готовы. С ужасом я наблюдала безделье одноклассников, которые с равным ужасом обнаруживали мою дополнительную домашнюю работу и тридцатилистовые доклады по истории, написанные в свободное время. Мой беззаботный и растрепанный облик совсем не наводил на мысль об обязательности и трепетном отношении к учебе. Именно это сразу повергало в растерянность всех, с кем я вступала в контакт, и не оставляло ни малейшего шанса для нормальных отношений.

К середине второго года в Sevenoaks последствия вредного английского излучения стали проявляться на моей поверхности. Как мимикрирующий хамелеон, я постепенно вписывалась в школьную среду. За полтора года белая ворона сумела наконец окраситься в более тусклый, но зато подходящий оттенок. Окружающие стали разговорчивее и заинтересованнее, начиная видеть что-то новое сквозь темноту русского происхождения. Я стала более блеклой и адекватной, но темперамент никуда не делся. Желание как-то отделить себя от общей массы ворочалось внутри непрерывно. Вскоре появился и повод: острые язычки пятнадцатилетних подростков все время подкусывали: "это хорошо, что ты поправилась, ведь женщины должно быть много". Толстая белая ворона решила взять в свои руки контроль над собственным телом, чтобы сознанию было в нем комфортно. Рядовое обещание - не притрагиваться к сладкому и мучному в течение месяца стало постоянным девизом. Друзьям казалось, что это очередная пустая клятва, а на самом деле все было всерьез. И я увидела положительный эффект. За то лето я сильно изменилась. Энергия, которая раньше расходовалась на крики и прыжки по комнате, теперь шла на более плодотворные цели. Все решили, что такое внезапное взросление - это болезнь. Почти каждую неделю matron усаживала меня за чай с печеньями (от которых я, естественно, отказывалась) и с заинтересованным лицом спрашивала, почему я предпочитаю проводить время с гитарой, а не с телевизором, и с какой стати я вдруг решила готовиться к наступающим экзаменам. С другой стороны, доставали подруги: когда я в тысячный раз отказывалась от тоста с маслом перед сном или не откусывала у них половину сникерса перед обедом, они решали, что у меня dietary disorder.

Сейчас, во втором семестре этого года, получив достойные оценки на пробных экзаменах, занимаясь по два часа в день музыкой и приведя в равновесие тело и сознание, я впервые ощущаю себя полноправным и довольным жизнью членом моего английского школьного коллектива. Хотя самый легкий путь для быстрого внедрения в английскую атмосферу - это измениться и подстроиться под нее. Но главное понять: долго в чужой шкуре не проживешь, а комфортно может быть только тогда, когда понимаешь, что тебя уважают за все твои странности. Ведь счастье - это когда тебя понимают?


"Iностранец", Москва


Архив новостей

Реклама на www.webservis.ru

© Jobs.al.ru 2000-2001 г.
Site: webmaster@jobs.al.ru
Adv: adverting@jobs.al.ru

.

реклама

Реклама на jobs.al.ru
Реклама на jobs.al.ru
Реклама на jobs.al.ru



TopListbe number one